ЯРОСЛАВ КЕСЛЕР - автор русского текста



Ярослав Кеслер

О себе

  • Я, можно сказать, помимо всего прочего, воспитан на настоящем рок-н-ролле. У меня до сих пор сохранились записи «на костях» - самиздатовские копии рокешников на рентгеновской пленке. Отсюда и интерес к английскому языку. Постигал его, списывая песни на слух с 11 лет. Знал наизусть все песни из «Серенады Солнечной Долины», которую смотрел бессчетное число раз. В 1961 г. меня, пятнадцатилетнего, приняли на спецкурсы английского языка, и в течение трех лет я учился у блестящих преподавателей, в том числе живших и работавших в США и Англии. Позже, в Университете, помимо английского, изучал французский и немецкий языки и основы лингвистики.

  • 8 ноября 1963 г. я впервые на приличной московской сценической площадке со своей группой спел 2 номера: “Jailhouse Rock” из репертуара Пресли и “Tutti-frutti” из Литл Ричарда. Публика, которая до этого ничего подобного не слышала и тем более не ожидала услышать на торжественном концерте, приняла меня за прибалта или чеха, потому прием был бурный, не хотели отпускать, и пришлось на бис спеть “My Boy Elvis” из репертуара Петти Пейдж. Тут я впервые узнал, что такое визг зала. Такого приема не ожидал ни я, ни устроители концерта, а потому меня заставили выйти на сцену и сказать, что «это была пародия». Режиссер концерта М. Рождественская потом получила выговор по партийной линии…. При желании, мое имя можно найти в рок-энциклопедиях. Но это большей частью связано с группой «Мозаика», с которой, кстати, мы впервые сделали концертный вариант «Суперстар» на русском языке (я перевел основные номера “J.C. Superstar” еще в 1972 г.).

  • О мюзиклах

  • Жанр мюзикла – особый музыкально-драматический жанр. Особенность его заключается в некоей театральной арифметике, в которой операция сложения заменена операцией умножения. Действительно, и в зонг-опере, и в оперетте, и в драматическом спектакле с музыкальными номерами на протяжении спектакля происходит «сложение» жанров. Например, классический опереточный диалог предполагает сначала речитатив, затем вокальный номер и завершающий танец. В мюзикле же вокал должен быть как бы «помножен» и на драматический диалог, и на пластический ряд. Это синтетический жанр музыкально-драматического театра, в котором используются все выразительные музыкальные, технические и постановочные средства, современные моменту исполнения.

  • Есть целый ряд профессиональных требований к актеру, работающему в жанре мюзикла. Он может и не иметь от природы сильного и красивого голоса, но певцом быть обязан. Это предполагает, безусловно, музыкальный слух, правильное интонирование и музыкальную фразировку, владение вокальной техникой с целью максимального использования своего голосового аппарата, в частности, правильное дыхание при пении в сочетании с активной пластикой и танцем, а также с культурой ансамблевого и хорового пения. Я знаю, о чем говорю, поскольку работал с драматическими актерами и певцами вместе с блестящим преподавателем современной вокальной техники В.Х. Хачатуровым в репетиционный перевод «Игры», и у нас с ним не было методических расхождений.
  • О своих работах

    "Иисус Христос – Суперзвезда" (из театрального выпуска "Студенческой газеты". Октябрь 2000г):

  • Когда вышел двойной диск рок-оперы "Иисус Христос - Суперзвезда с Яном Гилланом в роли Иисуса, пленка с этой записью попала в один из молодежных международных лагерей, где группа "Мозаика", "Машина времени" и я отдыхали в то время. Впервые эту пленку мне дал послушать Андрей Макаревич. Мы с ним целую ночь сидели и слушали текст. Нас это просто заворожило, а осенью того же года я перевел на русский язык основные арии, и мы успели в 1972 г. с Малежиком и группой "Мозаика" их попеть в концертном варианте. Потом я свой перевод расширил, но все довольно быстро прикрыли, инкриминировав мне религиозную пропаганду. Но, тем не менее, я периодически к этому возвращался. Последний раз в концертном варианте это было исполнено на тысячелетие крещения Руси. И буквально два-три месяца спустя меня нашел Александр Иванович Чевский, музыкальный руководитель театра им. Моссовета, и Сергей Проханов, ставший большим энтузиастом этой работы и много сделавший для того, чтобы она состоялась. Вот мы и составили некое инициативное ядро и начали работать. Павел Осипович Хомский нас поддержал. Актерам в театре это все было в новинку, потому что театр не музыкальный и поющих актеров практически не было. Мы начинали с нуля, но, так как опыт был, мы сумели актеров увлечь и довольно быстро сделали спектакль - примерно за год. Десять лет он идет, и нам не стыдно ни за одну ноту, ни за одно слово.
    Отличие нашего спектакля в том, что мы не академично воспроизводим написанное Уэббером и Райсом. Здесь есть сцены, которые отсутствуют в авторском оригинале, но зато они евангелические и построенные на лейтмотивах того же Уэббера, например, дуэт Иисуса и Магдалины.
    Так получилось, что перед тем, как сыграть объявленный спектакль, его давали три раза без афиши. Несмотря на это был жуткий ажиотаж. Прием был замечательный, отдача грандиозная! Аплодисменты раздавались до того, как артист начинал что-то делать - это элемент ожидания, сопричастности. Эта премьера осталась у меня в памяти как яркая вифлеемская звезда.
    У спектакля есть свой клуб болельщиков. Он возник стихийно. Лет пять назад я разговаривал с поклонниками - еще не было интернетовской переписки, и они говорили, что принимают только тех, кто видел спектакль 40 раз. Мотивировка такая: 39 плетей, значит 40 раз. Хотя у нас в фонограмме не 39, а немножко меньше, потому что на бичевании Магдалина поет - это сценическая редакция. В оригинале у нее роль небольшая, а у нас несколько расширенная. Конечно, драматически наш спектакль вообще отличается от оригинала, но я думаю, что мы от этого не проигрываем.


  • Другие работы

  • Помимо перевода и сценической редакции «J.C.Superstar» (идущего, кстати, не только в Москве) и мюзикла «Игра» я написал либретто по «Двум Веронцам» Шекспира на музыку Г. Макдермота (известного как автор рок-оперы “Hair”). Этот мюзикл-комедия был несколько раз с успехом сыгран выпускным курсом РАТИ на «Сцене под крышей» в театре им. Моссовета в 1998 г. В театре Моссовета шел и драматический спектакль «Любовь, Нью-Йорк, век XXI», поставленный американским режиссером Дж. Картером с моим переводом известной пьесы А. Боуна «Бейрут». А в московском Театре Марионеток и сейчас идет сказка «Похождения Юного Кима», написанная мной в соавторстве с А. Митниковым. Работал с С. Прохановым над спектаклями «Путешествие дилетантов» и «Чарли Ча…», идущими в Театре Луны. К сожалению, не удалось создать мюзикл «Таис Афинская» - Максим Дунаевский был занят другой работой, и С. Проханов в результате поставил драматический спектакль, а не мюзикл.
    Сейчас с удовольствием сделал бы «Собор Парижской Богоматери» - и музыка хороша, и литературная основа прекрасна. Думаю, что можно было бы классно сделать и «Вестсайдскую Историю» XXI века. Есть еще сумасшедшая идея создать русскую рок-оперу на основе музыки Мусоргского – знаю, как… но тут работы тысяч на сто долларов.





  • Вернуться на страницу АВТОРЫ СПЕКТАКЛЯ

    Вернуться на страницу РОК-ОПЕРА

    Вернуться на ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

    MBN
    Hosted by uCoz