"Иисус Христос - суперзвезда"
Когда расправляются крылья



В приличном обществе вы можете оказаться белой вороной, если продемонстрируете незнание имён Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. В конце 60-х — начале 70-х годов этим двум английским джентльменам суждено было стать родоначальниками нового, синтетического жанра в рок-музыке и театральном искусстве. Рок-опера «Jesus Christ Superstar» со сценических площадок Нью-Йорка и Лондона начала сокрушительное триумфальное шествие по странам и континентам. Понадобилось без малого двадцать лет, прежде чем постановка этого классического произведения стала возможна в театрах Москвы и Санкт-Петербурга. Сегодняшний наш собеседник — актёр Московского академического театра имени Моссовета, режиссёр спектакля «Иисус Христос — суперзвезда», заслуженный артист РСФСР Сергей Проханов, сделавший когда-то первые шаги к популярности в кинокартине «Усатый нянь».


— Сергей Борисович, расскажите, пожалуйста, историю возникновения и осуществления идеи постановки всемирно известной рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда» на сцене вашего театра.

— Перевод с английского и сценическую редакцию оперы осуществил Ярослав Кеслер. Речь идёт о свободном творческом переводе либретто на русский язык, о развитии его драматургических линий, о «пьесе по мотивам». Мы показали либретто в постановочной части нашего театра, как-то быстро получили разрешение. И расправили крылья. Рад, что спектакль этот получился.

— Когда вы приступили к подготовке спектакля?

— Год назад. И в течение года сделали.

— Ощущали ли вы идейные препоны с чьей-либо стороны, учитывая наше совсем недавнее атеистическое прошлое, когда такое знаменитое произведение могло предаваться самой страшной идеологической анафеме?

— Нет, нам практически никто, слава Богу, не мешал.

— В процессе работы над постановкой у вас были какие-то контакты с английской стороной, а именно с автором рок-оперы Э.Л.Уэббером?

— Была договорённость, что Уэббер приедет на наш спектакль в Москву. Мы его ждали, однако он так и не приехал. По какой причине — никто не знает. Собственно говоря, попыток связаться с ним после премьеры мы больше не предпринимали, даже материалов постановки не отсылали.

— А какие-то финансовые обязательства вас связывали?

— Нет, не связывали. Говорят, что Уэббер дал добро на постановки в Советском Союзе и его оперы идут здесь беспошлинно. Вроде бы он считает, что наши театры не настолько богаты, чтобы перечислить автору полагающуюся в таких случаях сумму...

— Ваш театр был первый в Союзе, который взялся за постановку этой рок-оперы?

— Да, мы были первопроходцами. По-моему, ленинградцы приступили к работе над пьесой гораздо позже, чем мы. Они, правда, быстрее выпустили готовый спектакль, но я бы назвал их вариант «облегчённым».

— Вы не пошли по проторённому пути — поставить спектакль как можно ближе к оригиналу. Почему?

— Копировать пьесу невозможно. Тем более, честно признаться, никто из нас просто не видел её раньше на сцене...

— ?!

— Дело в том, что хотя опера и идёт, но она словно фантом, то есть её, оказывается, вообще нельзя записывать и издавать на видеокассетах. К известному же фильму «Иисус Хритос — суперзвезда», снятому за рубежом, наша постановка также не имеет никакого отношения, вы сами в этом убедитесь. Всё это оригинально, своя трактовка, как мы себе это представляли... Саму же музыку Уэббера, авторскую мелодику, лейтмотивы мы постарались бережно сохранить.

— В таком случае как вы себе это представляли? Какую главную идею закладывали в основу спектакля? В чём новизна вашего подхода?

— Знаете, я даже не люблю на эти темы говорить. У нас многие режиссёры страдают тем, что пускаются в длинные рассуждения — а ради чего? а что вы хотели этим сказать? Стоит ли растекаться мыслию по древу, когда я так чувствую, так вижу, считаю, что таким и должен быть театр.
Не так давно я создал свой театр — Театр-студию фантастики «Луна», который действует по принципу театрального центра. Направлений работы много, пробуем заниматься разнообразными вещами, и, кстати сказать, постановка оперы Уэббера во многом осуществлена на базе этого театра. Сейчас вот набираем группу балета, готовим программу для зарубежной поездки… Насегодня в отечественном театре присутствует только одно — отход от соцреализма, обращение к каким-то новым формам, идеям. К тому, что таинственно, загадочно, — к подсознанию, снам, ночным видениям. Что более театрально. Вот это и интересно.

— Вы можете назвать тех, кто записывал фонограмму к спектаклю?

— В записи фонограммы принимали участие музыканты, хорошо известные в мире рок-музыки — В.Голутвин, Е.Казанцев, Ю.Китаев, С.Нефёдов, А.Чиненков, группа «Зодчие», а также Концертный оркестр Гостелерадио СССР под управлением В.Петрова.

— В вашем спектакле, где вы, кстати, выступаете и как исполнитель роли царя Ирода, вы ставили задачу поднять извечные проблемы или же попытались отобразить какие-то сиюминутные, насущные?

— Думаю, что и мы с вами, и зритель достаточно образованны, чтобы знать вечное. На сцене я стремлюсь делать то, что кажется мне сейчас и вечным, и актуальным. И пока не могу сказать, что я устарел. Что касается общей режиссуры спектакля — а мы тесно сотрудничали с главным режиссёром нашего театра, народным артистом РСФСР П.О.Хомским, — то здесь, на мой взгляд, мы также не «смазали».

— Как вы считаете, отечественной публике спектакль пришелся по душе?

— Постановка нравится нашим зрителям. За год отыграли почти сто спектаклей — сотый состоится 14 ноября. И каждый раз — аншлаг. Мнения в прессе разделились — кто-то критикует, кто-то в «захлёбе».

— И в связи с этим как западные специалисты оценивают ваш спектакль?

— Вы знаете, они все в восторге и хвалят нашу постановку в десять раз сильнее, чем наши критики. Наши журналисты-театралы — все такие едкие, колючие... Желаю, чтобы лично вам всё же понравилось то, что мы делаем, по крайней мере, что-нибудь любопытное здесь увидете, приятно проведёте вечер. Конечно, мы предлагаем зрителю своего рода шоу-вариант, в чём-то, может быть, уступающий авторскому. Но всё равно это красивое действо, красивая музыка. И очень хорошо, как мне кажется, что у нас нет какого-то суперподхода, таганковского, скажем так...

— Появится ли у украинского зрителя возможность увидеть на сцене рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда»?

— Видите ли, показ спектакля требует специального технического оснащения, поэтому мы попробовали выступить пока только в Московском драматическом театре имени К.С.Станиславского. Переговоры с Киевом ведутся уже давно. Но у вас нет больших площадок, оборудованных кругом...

— То есть с вращающейся сценой?

— Да, с вращающейся сценой определённых размеров. Необходима также радиосвязь, поскольку во время спектакля артисты поют живым голосом под музыкальную фонограмму, используя радиомикрофоны немецкой фирмы «Зенхайзер». Так вот, если решатся названные и ряд других проблем — а теперь уже и финансовые, — то с удовольствием приедем с гастролями в вашу республику.


Беседу вели М.Романов, Р.Фарзутдинов.
6 ноября 1991 года, Москва
Опубликовано в сокращении 4 марта 1992 года в газете «Событие»,
(учредитель — Союз молодёжи Харьковщины)

Вернуться на страницу ПРЕССА

Вернуться на страницу РАЗНОЕ

Вернуться НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

MBN
Hosted by uCoz