Интервью с Ириной Климовой
Программа "Театр наизнанку"
10 февраля 2007г.


Очаровательная женщина, замечательная актриса, талантливая ведущая и обладательница божественного голоса – все это Ирина Климова, получившая в этом году звание заслуженной артистки России. Ее голос проникает в самую душу, ее роли никого не могут оставить равнодушными, а программа «Клуб бывших жен», одной из ведущих которой является Ирина, помогла уже не одному десятку женщин вновь обрести уверенность в себе. Как ей удается совмещать в себе все эти качества и при этом быть отличной мамой, нам расскажет сама Ирина.


- Ирина, как вы думаете, столь красивой женщине, как вы, самой судьбой было предназначено стать актрисой? Вы с раннего детства шли к намеченной цели или решение пришло позднее?

- Я думаю, что дело здесь не во внешности, потому что артисты разные, но то, что я всегда хотела быть артисткой – это да. Наверное, это судьба.

- Ваш необыкновенный голос – это божий дар или результат долгих занятий и упорный труд?

- Я думаю, что здесь все-таки больше природы, потому что голос все-таки дан от рождения. Другое дело, что, безусловно, я его развивала. Не могу сказать, что я очень упорно трудилась на эту тему. Я не получала никакого специального вокального образования, у меня обычная семилетка музыкальной школы. Но я всегда очень любила петь и пела очень много, а поскольку речь – это связки, а связки – это мышцы, то они имеют обыкновение натренировываться. Поэтому, наверное, и то и другое, но природы все же больше, поэтому не будем бога гневить.

- Ирина, после окончания театрального училища вы пришли в театр Моссовета, какая была ваша первая роль в театре?

- Роль была очень смешная. Пьеса называлась «Максим в конце тысячелетия», это было предвестье всех наших перестроечных мотивов. Пьеса была очень странная, абсолютно современная, с какими-то противоречивыми и иногда парадоксальными темами. Роль у меня была такой молодой девушки легкого поведения, и звали ее очень странно – Киля; почему автор выбрал такое имя – непонятно. Но, честно говоря, работа была очень симпатичная, потому что у меня были совершенно потрясающие партнеры. Это был и Георгий Тараторкин, один из любимейших моих артистов на тот момент, и сегодня тоже обожаю его, великолепный артист нашего театра, Ирина Муравьева, Евгений Лазарев. Ну, в общем, там было целое соцветие прекрасных артистов. И я вот попала в такую команду, поэтому команда, наверное, была важнее, чем сама роль и пьеса.

- А каково это, прийти в театр и выйти на сцену со своим кумиром?

- Это было счастье. Помню, когда я поступала в Щукинское училище, мне снизили оценку на собеседовании, поставили четверку, а не пятерку, потому что я сказала, что мой любимый артист – Тараторкин. А поскольку это была Вахтанговская школа, то меня не поняли, надо было назвать кого-то из этой серии артистов. А я обожала Георгия Тараторкина, тогда как раз вышел телевизионный спектакль «Сирано де Бержерак». Так что получилось, что, полюбив его, я оказалась в этом театре, да еще и вышла с ним на одну сцену. Это было невероятное счастье.

- Вы сыграли Магдалину в премьерном составе рок-оперы «Иисус Христос – Суперзвезда». В чем для вас феномен этого спектакля?

- Скажу честно, когда мы выпускали этот спектакль, конечно, для нас важнее всего было само произведение и, наверное, в первую очередь музыка, а уже потом какие-то смыслы, которые за этим стоят. С течением времени приоритеты несколько поменялись: к музыке мы привыкли, а тот смысл, который этот спектакль несет, и вообще его феномен для нас самих до сих пор еще не очень понятен. Спектакль идет шестнадцатый год при полных залах, причем совершенно не имеет значения состав. Спектакль уже устаревший с точки зрения постановки, костюмов, оформления, но это вообще никоим образом не влияет на тот поток зрительской любви и симпатии, который этот спектакль имеет. Я думаю, что как раз тот смысл, который в него заложен, скорей всего и привлекает людей. Поэтому это большая радость и большая ответственность быть задействованной в такой постановке.

- Кто для вас Магдалина? На вас как-нибудь повлияла эта роль?

- Я думаю, что да. За этой ролью много секретов, этот образ до конца не разгадан. Существует представление, что это некая падшая женщина, воспрянутая Иисусом, но у меня есть сомнения на этот счет, потому что она вела себя в истории как человек, который обладал какими-то серьезными знаниями. Думаю, здесь самое главное, что она женщина, причем женщина в глобальном смысле этого слова, которая очень хорошо знает, что такое любовь и умеет любить, она знает, что такое жертва во имя любви и готова к этой жертве. Поскольку мне всегда это было интересно, и меня в жизни тоже привлекают такие качества, мне это близко.

- Свойственна ли вам жертвенность Магдалины?

- Да, хотя мой жизненный опыт подсказывает, что каждый раз, прежде чем пожертвовать, нужно думать, кому это нужно, потому что в моей жизни были абсолютно бессмысленные жертвы и с очень серьезными потерями, причем на это терялось колоссальное количество времени, сил и эмоций. В общем, практика показала, что не всякая жертва нужна и не всякая жертва полезна. Иногда она во вред.

- Спектакль идет уже шестнадцатый год при полных залах, зрители приходят не один раз, уже сменилось не одно поколение зрителей, а что для вас значит, когда люди говорят «Я воспитывался на рок-опере «Jesus Christ – Superstar»?

- Наверное, это человек, который любит эту музыку, который впитал в себя смысл и значение того, что там происходит, которому близка эта тема.

- В 1993 году вы на 6 лет ушли из театра и посвятили себя съемкам в фильмах и выступлениям на эстраде. С чем было связано это решение? Ведь многие актеры совмещают съемки в кино и работу в театре…

- Нет, это совсем не связано с тем, что я стала сниматься в кино, я и до этого снималась, начиная с 1984 года, и на эстраде выступала. Это была как раз та самая ненужная жертва, которую я решила, не понятно зачем, кому-то принести. Это была ошибка, на мой взгляд, это я уже сейчас понимаю, тогда я, конечно, этого не знала, делала искренне. Просто я решила, что мне лучше побыть просто женой, просто любимой женщиной, нежели делать карьеру. У меня не получилось, к сожалению, а, может быть, и к счастью.

- Эти годы вы не скучали по театру?

- Конечно. Эта эйфория продлилась максимум год, потом я поняла, что сделала большую глупость, и очень скучала, и была уверена, что я обязательно вернусь в театр и продолжу ту работу, которую я начала.

- Есть ли для Вас разница между игрой на сцене и съемками? Где Вы чувствуете себя комфортнее: на сцене или на съемочной площадке?

- Ну, театр и кино немножко разные вещи. Не могу сказать, что где-то мне лучше, где-то хуже, очень люблю и то и другое. Очень люблю театр, потому что это живое искусство, потому что это каждый раз может быть абсолютно по-новому. Есть возможность роста, если ты сегодня чего-то не доделал, то пройдет время и это может как-то измениться, может увеличиться, поменять объем, обрести какие-то новые краски. В кино большая ответственность, потому что есть два-три дубля и все, поэтому здесь нужно уметь очень хорошо концентрироваться и выдавать максимально то, что ты можешь.

- Если бы вам предложили съемки в большой картине, смогли бы вы снова уйти из театра?

- Совсем уйти нет, не смогла бы, и даже думать бы на эту тему не стала. Я попыталась бы, конечно, как-то совмещать эти вещи.

- В кино вы сыграли несколько ролей. Это «слоник» в «Зимней вишне», княжна Долли в «Петербургских тайнах» и многие другие. Какая из киноролей оставила в душе наибольший след?

- По работе мне, наверное, больше запомнились «Петербургские тайны», это был момент осознанности, когда я сознательно работала над ролью. Для меня, честно говоря, очень странно, что роль в «Зимней вишне» стала своеобразной визитной карточкой. Я этого не ожидала и абсолютно не была к этому готова. Это было на каком-то большом энтузиазме, но не очень осознанном, и работа над ролью совершенно не осталась у меня в памяти. Осталось удовольствие от общения с Масленниковым и Соломиным, осталось удовольствие от самой работы, но что я там делала, я не помню. Поэтому я и говорю, что для меня странно и удивительно, что эта роль так запомнилась.

- В 1998 году вы выпустили свой первый музыкальный альбом «Я так устала ждать». Расскажите, пожалуйста, как проходила запись альбома.

- Вы так говорите – первый, как будто был второй. К сожалению, он пока единственный. Запись проходила очень долго, очень сложно, потому что, когда я начала над ним работать, я вообще ничего не знала в этой области, кроме просто желания петь и какой-то небольшой уверенности, что это кому-то может понравиться и понадобиться. У меня ничего не было, я не знала, откуда берутся композиторы, аранжировщики, вообще не знала всю эту технологию. Приходилось изучать все по ходу, поэтому это было очень долго. Я начала в 1993 году и закончила в 1998 году, т.е. на это ушло фактически 5 лет. Это очень непросто, поскольку это достаточно дорого, но я очень довольна результатом, потому что такой первый блин получился даже почти не комом. Пытаюсь что-то продолжить, но сложно и очень дорого на сегодняшний день. Поэтому, как получится дальше, не знаю, честно говоря. Вот, первый и единственный.

- Вы поете про детский сон. А есть ли у вас какая-то детская мечта, которая исполнилась или не исполнилась?

- Кстати, «Детский сон» была самая первая песня, которую я записала, замечательная песня, написал ее Коля Парфенюк, очень талантливый человек. Детская мечта? Пожалуй, мечта стать артисткой – она детская, которая осуществилась. А вообще, наверное, осуществилось уже много желаний из детства, потому что по мере взросления я поняла, что какие-то свои желания я могу исполнять сама для себя. Я не стесняюсь этого делать, должна вам честно признаться, в последнее время я поняла, что если этого не сделать, то начинаешь себя чувствовать очень плохо. Поэтому достаточно часто обращаюсь туда в детство и спрашиваю: что вот я хотела, о чем я мечтала, и сама для себя это исполняю. И всем советую, кстати.

- Ирина, вы планируете продолжать музыкальную деятельность? Записать второй альбом?

- Очень бы хотела, но пока на самом деле не очень понимаю, как это осуществить просто технически. Поскольку моя основная профессия все-таки драматическая актриса, совсем уходить в шоу-бизнес у меня не получилось, и я поняла, что я не очень этого хочу. Зарабатывать деньги драматическим искусством на запись альбома практически невозможно, потому что совсем разные гонорары. Записать альбом и вообще каким-то образом раскрутить – это очень дорогое удовольствие. Найти спонсоров или иную поддержку пока не получается. У меня есть одна идея, когда бы я хотела совместить приятное с полезным, сделать музыкальный спектакль и к нему записать новые песни. Вот уже год с этой идеей ношусь и, честно говоря, пока найти нужную сумму не удается, но может быть, это достаточно реально.

- С кем из актеров вам бы хотелось поработать?

- Та идея, которую я вынашиваю, связана с артистом, с которым я уже работаю, это Саша Домогаров. Мы мечтаем сделать спектакль на двоих и сейчас на эту тему трудимся.

- Какую музыку вы слушаете дома, когда хотите отдохнуть или предпочитаете телевизор?

- На сегодняшний день у меня в большинстве включены мультфильмы, потому что у меня ребенок просто какой-то мультман, он сутками может смотреть мультфильмы. А музыка, которую я люблю слушать, это поп-рок.

- А вы бы хотели, чтобы ваш сын пошел по вашим стопам и стал актером?

- Я могу сказать, что у меня ребенок очень артистичный, он просто по природе своей артист, уже ничему не надо учить. Хочу ли я, чтобы он стал артистом? Чтобы выбрал это как профессию? Наверное, нет. Но, если он решит, то я против ничего высказывать не буду. Я за то, чтобы он выбрал то, что ему нравится, хотя, на мой взгляд, сегодня артистическая профессия не очень выгодная для жизни, она очень трудная.

- Ирина, расскажите о телепередаче «Клуб бывших жён», что для вас значит эта передача, как и почему вы стали одной из её ведущих?

- К сожалению, моя личная история стала очень известна, и организаторы этой программы решили, что я им там не помешаю, как лицо, которое стало известно по этому печальному поводу развода. Я могу сказать, что меня там радует. Меня радует, что приходят действительно реальные девушки, с реальными сложными ситуациями, иногда очень сложными ситуациями. И подчас, наверное, все-таки не в ста, но в 90% случаев с ними проводится реальная работа, которая дает действительно какие-то положительные результаты. Это не значит, что в течение нескольких дней, которые они проводят у нас, они 100% меняют свою жизнь и 100% меняют ситуацию, нет, это невозможно. Но какие-то навыки и какие-то сдвиги в их состоянии, особенно в эмоциональном и даже во внешнем, они происходят. И это мне радостно. Это действительно очень полезная работа. Для очень многих она имеет положительный результат.

- Вы сами увлекаетесь психологией?

- Да, увлекаюсь. Я тут, кстати, недавно услышала высказывание одной известной женщины, что в психологию идут люди, у которых больше всех проблем, и я поняла, что я с ней согласна, что неслучайно это увлечение происходит. Когда очень много каких-то личных проблем, особенно внутреннего характера, то люди увлекаются обычно психологией. Вот я из их числа. К сожалению, я увлекаюсь.

- В 1999 году вы все-таки вернулись в театр им. Моссовета. Это была Ваша инициатива или администрации театра? Кто первый соскучился?

- Думаю, это было взаимно. Я очень соскучилась по театру, но с другой стороны так просто прийти и сказать «ребят, возьмите меня обратно» – я бы, конечно, этого не сделала. Просто характер бы мне не позволил. Просто так совпало. Я совершенно случайно встретила Сережу Виноградова, который мне сказал, что собирается запускаться новый спектакль, и руководство театра очень бы хотело со мной переговорить на эту тему. Я ответила, что с удовольствием поговорю с руководством театра.

- Какие качества, на ваш взгляд, жизненно необходимы актрисе?

- Ну, может быть, я сейчас скажу такую провокационную вещь, но, как показал мой жизненный опыт, на первое место я бы поставила даже не талант и не внешность, а хороший характер. Потому что талантливых людей очень много, их гораздо больше, чем мы их знаем, красивых людей тоже много, но людей, которые бы могли сочетать в себе талант, внешность и хороший характер, который позволяет работать и общаться с людьми, довольно мало. Сложно не разозлиться, не хлопнуть дверью, подчиняться каким-то правилам, особенно, когда твоя творческая индивидуальность говорит тебе, что можно и не подчиняться. Вот недавно шутку слышала: «Сила есть, воля есть, а вот силы воли нет». Нужна сила воли.

- Куколка, Иветта, Магдалина, Алёна, Люси Харрис – что объединяет этих героинь?

- Я очень люблю, когда в роли есть некая трансформация, развитие. Это вообще мой принцип подхода к работе. Я люблю, когда мы начинаем с чего-то одного, а заканчиваем каким-то другим качеством, в процессе роли это качество должно родиться, созреть и появиться.

- Вы склонны к творческим экспериментам?

- Да, конечно, склонна. Все, что я делаю, это достаточно большой эксперимент. И мой неожиданный уход в шоу-бизнес – это тоже был большой эксперимент.

- Ирина, как вы считаете, в чем сегодня актуальность спектакля «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда»?

- Мне кажется, что та фраза, которая звучит в конце спектакля, «Не пытайтесь рядом с Господом встать!» – это самая основная мысль. Все-таки человек должен быть человеком. Нужно доверять этой жизни и доверять высшим силам, которые нас окружают, я абсолютно верю в это. Наверное, вопрос гордыни – не гордитесь, будьте людьми, будьте более доверчивы к жизни.

- Как вы относитесь к идее, что все в первую очередь нужно испытать на себе?

- Я думаю, что мы все так и делаем. Никто не учится на чужих ошибках, человек так устроен, что нужно обязательно набить свои шишки. Только тогда ты понимаешь, что есть хорошо и что есть плохо, что тебе подходит, а что не подходит.

- Кто для вас Люси Харрис?

- Это молодая девушка, которая оказалась в очень невыгодных изначально жизненных условиях, но при этом она очень чиста душой и сильна характером. Ей удается сделать шаг из того зла, в котором она находится, из той грязной жизни, она находит в себе силы, несмотря на то, что это очень рискованно, потому что неизвестно, что будет дальше. Она делает этот шаг самостоятельно, она берет этот риск на себя. Для меня это самое главное в этой роли. Я не беру финал, что, к сожалению, ей это не удается, просто потому что есть некто, кто является препятствием. Но для меня лично, она все-таки ушла в эту новую жизнь, просто потому, что она сделала этот выбор.

- Жанр мюзикла пользуется все большей популярностью у нас, в чем секрет популярности мюзикла сегодня?

- На мой взгляд, жанр мюзикла – это один из жанров, способных максимально затронуть человеческие чувства. Я не знаю средства, как повлиять на человека и помочь ему что-то почувствовать в зале, сильнее, чем объединение драматической линии и музыки. Я думаю, что это связано именно с этим, и очень надеюсь, что мюзикл в нашей стране будет развиваться, несмотря на то, что говорят, что жанр мюзикла – это жанр стран с развитой экономикой. Потому что поставить мюзикл – это очень дорого. Нам сейчас очень сложно поддерживать этот жанр, потому что еще не совсем сложились условия. Но я надеюсь, что условия будут дозревать, и жанр будет развиваться.

- Вы замечательно выглядите, а как вы следите за внешностью?

- Знаете, это настолько индивидуально. Единственное, могу сказать, что я все время уделяю этому внимание. Пейте хорошую воду, ешьте не очень вредную пищу, спите, гуляйте на свежем воздухе. Очень важно правильно подбирать косметику. Любите себя. Хотя бы раз в день спрашивайте у себя, что душе угодно, и исполняйте желание. Тогда будет результат.

- Много времени уделяете своему сыну?

- Много, очень много. Была бы возможность, уделяла бы еще больше. Я так долго ждала этого ребенка. Я когда расстаюсь с ним, у нас целая сцена происходит, мы иногда прощаемся по полчаса.

- Как вы любите отдыхать?

- Если это лето, то очень люблю ездить на море. Была бы возможность, на целое лето уезжала бы. Если зима, то очень люблю лыжи, с горок кататься. Мы с ребенком сейчас до одурения катаемся с горок. Очень люблю хорошее кино, люблю читать.

- Что читаете?

- Может быть, кого-то сейчас разочарую, но в последнее время читаю в основном специальную литературу, касающуюся психологии и эзотерики.

- Жизнь творческого человека - словно постоянная гонка за временем. Как можно все успеть сделать, не упустив то хорошее, что нам дает жизнь?

- Я отвечу не очень прямо. Я бы посоветовала и себе, и людям, которые пытаются участвовать в той гонке, которая вокруг нас существует, не участвовать в ней, потому что кончается это все очень плохо. Жизнь не только в профессии, она и в друзьях, и в детях, и в любимых. И вообще в природе, которая нас окружает. Гонка, которая заставляет нас участвовать только в профессиональных достижениях, на мой взгляд, она очень вредна. Давайте обращать внимание, что жизнь не только из этого состоит. Я сейчас стараюсь в этом не участвовать, а делать то, что мне нравится, и то, что мне хочется.


Беседу вела Шеломанова Лилия
Живое Радио, программа "Театр наизнанку"
Вернуться на страницу ИНТЕРВЬЮ

Вернуться на страницу РАЗНОЕ

Вернуться НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

MBN
Hosted by uCoz